Слова адвоката в суде пример

Защитительная речь адвоката по уголовному делу

Слова адвоката в суде пример

В Орджоникидзевский районный суд

г. Екатеринбурга

г. Екатеринбург, ул. Машиностроителей, д. 19 А

От Адвоката
Кацайлиди Андрея Валерьевича
в защиту У.

по уголовному делу в обвинении доверителя в изнасиловании

   В производстве Орджоникидзевского районного суда города Екатеринбурга Свердловской области находится уголовное по обвинению У. по статьям: п. «б» ч.4, ст. 132, п. «б» ч.4, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, ч. 1 ст. 151, п. «г» ч.2 ст. 117 УК РФ в отношении С.

   Мой доверитель вину в инкриминируемых преступлениях не признает полностью, поскольку обвинение строится лишь на предположениях, следствие проведено не в полном объеме, за основу взята лишь позиция потерпевшего, которая не подтверждается допустимыми и достаточными доказательствами.

При ознакомлении с материалами уголовного дела мною установлено, что в нарушение ст. ст.

73, 171 УПК РФ обвинение, предъявленное моему подзащитному, является неконкретизированным, а изложенные в нем обстоятельства не подтверждены собранными доказательствами, описание событий основано на предположениях, не проведена работа по исключению иных версий событий, а также по выяснению истины по делу.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по составу преступления изнасилование составит речь и будет представлять ваши интересы в деле: профессионально, на выгодных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!

   В ходе расследования не принято мер к сбору достаточных доказательств, свидетельствующих об исключении иной версии событий, иного состава лиц совершивших преступление, если таковое вообще имело место быть. В связи с отсутствием соответствующих доказательств нельзя считать доказанной вину моего подзащитного.

    Необходимо, на мой взгляд, остановиться на каждом отдельном моменте дела и характеристике личности моего подзащитного:

Поведение потерпевшей:

   Аморальный облик и отрицательная характеристика потерпевшей должна поставить под сомнение ее показание и наличие самого события преступления, которое вполне могло быть вымыслом, а не реальностью.

Тем более в подтверждение того, что потерпевшая могла сыграть определенную роль, преследует собственные мотивы и цели может выступить то обстоятельство, что она ходила в театральный кружок, который дал ей навыки актерской игры (см.

заключение комиссии экспертов где приводятся обстоятельства заложенные в позицию защиты).

   Из указанного заключения следует, что: «как следует из показаний У., матери, С. с 2011 года интерес к учебе у нее пропал, она стала замкнутой, постоянно конфликтовала с матерью, хотя до этого была человеком спокойным…».

   Кроме того, необходимо обратить внимание, что в материалах дела имеются факты, представленные со стороны Территориальной комиссии Орджоникидзевского района г.

Екатеринбурга, где указано, что по представлению по факту уклонения от учебы потерпевшей вынесено Постановление решение: несовершеннолетней вынесено предупреждение.

Что говорит о доказанности отрицательной характеристике потерпевшей.

   Считаю, необходимо учитывать содержание переписки моего подзащитного с супругой и записи, содержащие в частности доводы в поддержку оговора в совершении преступления моего подзащитного со стороны потерпевшей.

Письмо содержит записи супруги подзащитного указывающие, что потерпевшая «пытается избавиться от нас всех, свобода любым путем», по мнению защиты потерпевшая оговорила подсудимого с целью выйти из под контроля с его стороны как родителя, свобода в действиях стала возможна после заключения его под стражу.

   Письмо указывает, на ложь потерпевшей органам прокуратуры, так мать потерпевшей пишет моему подзащитному, что: «фото… компьютеру сделала она сама, а в прокуратуре сказала, что ты просил, ладно еще была тема с ней про Вована…».

Из записей следует, что характеристика потерпевшей требует внимательного анализа как со стороны психолога так и суда, несовершеннолетняя имеет множество друзей, из которых есть условно осужденные лица, мама указывает, что бывали случае, когда потерпевшая «ушла в школу и пропала на три дня.

В тот день к вечеру мы узнали, что она с Темой, но тогда не знали где он живет, Ирина сказала где-то у магазина «Монетка», и сказали просто спросите Тему наркомана… когда нашли дочь, она была в квартире, там сидели уголовники, которые уже не раз срок отбывали.

Муж забрал мою дочь Вику оттуда в непонятном состоянии…она рассказала, что уже не девушка…».
… «моя дочь почувствовала свободу, начала потихоньку командовать дома… она за шкирку притащила Сашу домой окричала, стукала по голове, я на нее закричала, она в ответ…»…

   Также важно содержание протокола судебного заседания, содержащий показания представителя потерпевшей, которая указала, что «те показания, которые давала дочь, — они лживы…»

   Исследование указанных вещественных доказательств позволяет установить, оговор со стороны потерпевшей в отношении моего подзащитного, ставит под сомнение ее показания и дает основания брать за основу позицию защиты, а не обвинения. Кроме того, под сомнение вера в позицию потерпевшей подпадает и по причине противоречивых показаний.

Показания потерпевшей не последовательны и не согласуются между собой, а ходатайство о повторном вызове потерпевшей для устранения данных противоречий было отклонено.

Так в заявлении о возбуждении уголовного дела она указывает, что матери рассказала о событиях преступления ноябрь-декабрь, а после в ходе очной ставки уже дает показания, что мать обо всем узнала от нее лишь в январе-феврале. Что касается найденных на электронных носителях фотографий с изображением потерпевшей, то и по ним показания менялись.

Изначально, еще при даче объяснений потерпевшая указывала, что данные фото размещены на ноутбуке, а в последующем показания были изменены, акцент стал делаться на компьютере, и про ноутбук никто не стал говорить (ни потерпевшая, ни ее мать).

ПОЛЕЗНО

Источник: https://katsaylidi.ru/blog/zashhititelnaya-rech-advokata-po-ugolovnomu-delu/

Товарищ адвокат, мы это уже читали!

Слова адвоката в суде пример

11 октября 2017 г.

О стремлении судей апелляционной инстанции ограничить по времени выступление защитника в прениях

Уметь слушать – единственный способ узнать то, чего вы не знаете, навык,
который укажет путь к принятию правильных решений и выдвижению лучших идей.

Бернард Феррари

В апелляционных судах при рассмотрении уголовных дел получила распространение негативная практика прерывания защитника при выступлениях в прениях. Рассмотрение дел превратилось в скорый конвейер с почти всегда определенным результатом. С детства нам совсем не хотелось посещать зубного врача, поскольку советские стоматологические поликлиники были оборудованы допотопной медицинской техникой, а редко применяемые в то время обезболивающие средства от боли вовсе не избавляли. Лечение зуба превращалось в физическую пытку, но иного выхода ни у кого не было, приходилось мужественно и стойко терпеть. Сегодня при посещении суда апелляционной инстанции по уголовному делу испытываешь схожие ощущения. Правда, с физическими пытками тут, к счастью, не сталкиваешься, а вот со страданиями психологическими – достаточно часто. Какие типичные проблемы преследуют адвокатов в апелляции? При подготовке к выступлению в суде апелляционной инстанции, зная установленные искусственные временные ограничения, максимально сокращаешь свою речь. Однако и после этого избежать дальнейшего принудительного словесного секвестра не удается. Следует иметь в виду, что в государственных учреждениях приняты различные регламенты, ограничивающие возможности и продолжительность выступлений спикеров. Так, в ряде парламентов, в том числе и в России, установлен такой прием, как «гильотина», т.е. установление точного времени, отведенного на обсуждение, после чего выступление прекращается независимо от того, успел ли оратор или нет. В Сенате США, где ранее не было формальных ограничений для выступлений сенаторов, некоторые из них прибегали к «флибустьерству». Чтобы провалить не угодный им законопроект, они выступали с многочасовыми речами, в результате чего палата не успевала его принять. Недовольство такой практикой привело к тому, что «флибустьерство» было ограничено временными рамками.

В отечественных апелляционных судах можно часто слышать: «Товарищ адвокат, не нужно повторять то, что вы написали в своей апелляционной жалобе, мы это уже читали»!

Или: «Говорите только о том, чего нет в вашей апелляционной жалобе»!

Как реагировать адвокату на такие властные указания? Не стоит лишний раз говорить, что такие вмешательства в заранее подготовленную речь дезорганизуют как самого выступающего, так и его выступление. Резко разрывается логическая связь между предложениями и, самое главное, возникает неприятное ощущение, что слушать твои доводы никто не намерен. После таких выпадов неконфликтные адвокаты прерывают свое выступление и начинают на ходу перестраивать свою речь, пытаясь за пару секунд определить, какие аргументы убрать, а какие оставить, чтобы умиротворить скорого председательствующего. Это бывает очень сложно сделать, когда все доводы представляются важными. В результате эффективность речи в прениях резко падает. Принципиальные адвокаты возражают против действий председательствующего и продолжают свое выступление. На чем может быть основана такая позиция? УПК РФ не содержит никаких временных ограничений на выступление в судебных прениях, как и при заявлении ходатайств.

Часть 5 ст. 292 УПК РФ сформулирована достаточно четко и лаконично: «Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми».

Иными словами, процессуальный закон позволяет говорить защитнику (а равно иному участнику процесса) ровно столько, сколько он пожелает, но только по существу данного уголовного дела. Если же адвокат, например, защищая своего доверителя по ст. 282 УК РФ, предусматривающей ответственность за действия, направленные на унижение достоинства человека по признакам отношения к религии, начнет полностью цитировать Священное Писание, то у суда есть бесспорное право остановить такого оратора. Таким образом, судья всегда вправе пресечь «флибустьерство» и не допустить очевидного для всех злоупотребления правом. Гораздо хуже, когда тенденциозный судья пытается остановить выступающего защитника под надуманным предлогом того, что он говорит не по существу. В моей практике были случаи, когда председательствующий (не с участием присяжных заседателей) останавливал адвоката, жалующегося на пытки в отношении его подзащитного, и предлагал обратиться не к нему, а в следственные органы.

Выступление защитника в прениях в суде апелляционной инстанции, так же, как и в суде первой инстанции, не может быть ограничено по времени, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ: «Производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35–39 настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей главой».

При этом ст. 389.13 УПК РФ, регулирующая порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции, а также ч. 9 этой статьи, предусматривающая прения сторон, не позволяют суду останавливать защитника в прениях, если он касается обстоятельств, ранее указанных им в апелляционной жалобе. Когда защитник устно повторяет то, о чем он написал в своей апелляционной жалобе, тем самым ее содержание доводится до сведения других судей Судебной коллегии, которые чаще всего материалов дела не знают, полагаясь на докладчика. Бывает, что и сам судья-докладчик с апелляционной жалобой заранее не знакомился, а нередко случается, что он прочитал саму жалобу, но ее смысла не понял, а мог бы уяснить его только после выслушивания выступления защитника. Судьи апелляционных инстанций используют испытанный в прежней кассации метод ускорения выступлений не от хорошей жизни. Когда в коридоре перед залом судебного заседания выстроилась вереница из адвокатов, которых необходимо выслушать и принять решения в установленные жесткие сроки, так и хочется включить повышенную скорость рассмотрения. Тем более, когда нет намерения изменять или отменять вынесенный судебный акт. Не случайно, что Верховным Судом РФ в этом году внесен проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым предусматривается в суде апелляционной инстанции исключить исследование доказательств, содержащихся в материалах уголовного дела, и проведение по его результатам прений сторон. Статьей 293 УПК РФ право на последнее слово предоставлено только подсудимому. Вместе с тем загруженность апелляционных судов не может явиться достаточной причиной для нарушения закона и ограничения прав участников судебного разбирательства. Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 19 июля 2011 г. № 17-П указал, что процессуальная экономия как таковая – не самоцель, что она предназначена дать основу быстрому и эффективному разрешению дел, но не допускает снижения уровня процессуальных гарантий. Действительно, прения сторон – это одна из важных частей судебного разбирательства. Ограничение права на судебные прения есть нарушение права на защиту, что неоднократно признавалось Верховным Судом РФ существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Кроме этого, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 мая 2007 г. № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» предписывает судьям при исполнении полномочий по отправлению правосудия соблюдать культуру поведения в процессе, не допускать резкого или грубого обращения судьи с участниками процесса, судье следует избирать вежливый и спокойный тон ведения судебного процесса, быть сдержанным, тактичным, с уважением, пониманием и терпением относиться к участникам судебного разбирательства и иным лицам, присутствующим в судебном заседании (п. 10). Там же предписано обратить внимание судей на необходимость соблюдения установленных законом гарантий равенства прав участников судебного процесса (п. 11). Очевидно, что прерывание защитника при исполнении им своих процессуальных обязанностей, когда суд не вправе ограничивать продолжительность выступлений в прениях, нарушает предписания Пленума ВС РФ. Когда создавались апелляционные суды взамен кассационных, практикующие адвокаты особенным оптимизмом не пылали, понимая, что происходит лишь тривиальная смена названия. В диалектике формы и содержания мы получили как раз тот случай, когда форма на содержание никак не влияет, поскольку само содержание как совокупность сущностных признаков остается стабильным и меняться упорно не желает. Выглядит парадоксальным, но тем не менее остается фактом, что процессуальные особенности в рассмотрении уголовных дел нынешней апелляцией в сравнении с бывшей кассацией были нивелированы правоприменительной практикой. К сожалению, суд второй инстанции, как бы он ни назывался, стремится оставить в силе судебный акт, вынесенный нижестоящим судом, подтвердив тем самым пресловутую стабильность вынесенных судебных решений. Задача исправления судебных ошибок и восстановления нарушенных прав в заданной системе координат отходит лишь на второй план.

В таких условиях реплики председательствующего «Товарищ адвокат, мы это уже читали!», скорее всего, и в будущем продолжат звучать как хронический симптом торопливого правосудия.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/tovarishch-advokat-my-eto-uzhe-chitali/

Защитительная речь адвоката по уголовному делу ст 105

Слова адвоката в суде пример

Образец речи адвоката в прениях по уголовному делу ст Образец речи адвоката в прениях по уголовному делу ст Образец защитительной речи по ч 1 ст ук рф Защитительная речь по уголовному делу в отношении с. Удивительно, но факт! Вместе с тем, хотя в ст. Очень близки по квалификации содеянного С.

В любом случае, Ваша честь, я верю, что Вы, как грамотный юрист, профессионал своего дела, тщательно разберетесь в обстоятельствах происшедшего, и вынесете справедливое решение в качестве последней инстанции, с учетом всех обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, таких как характеристики личности подсудимого, который не представляет никакой социальной опасности для окружающих, имеет малолетнего ребенка, кроме того, на всем протяжении предварительного следствия давал правдивые и последовательные показания, активно содействуя раскрытию данного преступления, что в любом случае должно истолковываться как основание для применения ст.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • Ваш IP-адрес заблокирован.
  • Кассация отменила 15-летний приговор из-за адвоката, просившего в прениях не больше шести
  • Оправдательный приговор по обвинению в убийстве
  • Речь адвоката по уголовному делу по ст 105 ук рф
  • Альтернативная позиция защитника в прениях по уголовному делу. Ошибка в выступлении в прениях
  • Образец защитительной речи адвоката по ст. 228.1 УК РФ
  • Расшифровка речи адвоката Дмитрия Динзе в прениях

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Выступление в прениях адвоката А. Середы

Ваш IP-адрес заблокирован

Речь адвоката по уголовному делу по ст ук рф Речь адвоката по уголовному делу по ст ук рф Фамилии участников процесса изменены. Умершим оказался студент техникума Александр Захаров. Удивительно, но факт! Полагаю, что деяния, в которых обвиняют моего подзащитного не доказано, а именно, что О.

Спустя несколько минут из этого же подъезда вышел студент Таганрогского института Сергей Баянов, который тут же, при задержании, признал, что удары ножом Захарову А.

Есть л и основания сомневаться в том, что Захарову А. Признает ли Баянов С. По мнению обвинения, все чрезвычайно просто, ясно, логично. Ведь факты говорят сами за себя: Так и записано в постановлении о привлечении Баянова С.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении подробнейшим образом описываются действия Захарова А. Излагаются события, которые не имеют существенного значения, но совершенно не описан ход событий с 20 часов до Прокурор в своей речи также вскользь осветил этот промежуток времени, а он главный, основной, определяющий мотивы действий Баянова С.

В течение трех дней тщательно исследовались все доказательства, представленные обвинением. Оправдательный приговор по обвинению в убийстве Участники процесса – защита и прокурор – старались в меру своих сил помочь суду. В результате не осталось в деле ни одного темного места. Все, максимально все, что можно было сделать в процессе судебного следствия, сделано.

Вскрыты все те недостатки, ошибки, упущения, которые были допущены в ходе предварительного следствия. Доказательств виновности Баянова С. Верховный суд РФ оставил оправдательный приговор без изменения. Наоборот, добыты, по-моему глубокому убеждению, четкие, ясные доказательства невиновности подсудимого в совершении тяжкого преступления, так как он защищал свою честь, достоинство, жизнь.

Дело не в первый раз рассматривается судом. Выносились судебные решения, которыми Баянов С. Эти решения были опротестованы зам. За три дня мы как бы прошли весь путь развития обвинения против Баянова С.

Защита видит свою задачу в том, чтобы с максимально возможной полнотой выяснить и восстановить всю картину, все обстоятельства дела, осветить его со всех сторон и тем самым содействовать вынесению законного приговора.

В своем диссертационном исследовании, Ходилина М. Адвокат по убийствам. К такому же выводу приходит Шмарина Т. Данную точку зрения разделяет вице-президент Палаты адвокатов Омской области Хайкин В.

Приведенное мнение разделяется, в том числе и судейским сообществом, что находит многократное отражение в обобщениях судебной практики. При рассмотрении уголовного дела К.

Между тем, адвокат, выступая в прениях в защиту интересов К. Я не собираюсь обвинять судей в равнодушии и предвзятости, понимая, какой тяжкий груз на них давил — гибель молодого, полного сил человека. В соответствии со ст. Согласно установленным обстоятельствам по делу, М. Общие принципы подготовки выступления Ничто не мешало М.

При этом задержание происходило 4 января года, и об изъятии возможного орудия преступления М. При данных обстоятельствах считаю, нельзя идентифицировать данный нож, как принадлежащий моему подзащитному.

Учитывая так же тот факт, что О. Участие адвоката по статье УК РФ в процессе Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. Баянова в Ростовском областном суде Мы начинаем публиковать лучшие речи адвокатов Юга России.

Мы надеемся, что нашим читателям это будет интересно и полезно. Хорошая адвокатская речь — искусство, которое, к сожалению, в некоторой мере утеряно. Среди причин — немало объективных. Ныне, с принятием нового закона об адвокатуре и адвокатской деятельности, вырос статус адвоката, значительно расширены его возможности.

Речь по делу С. Баянова в Ростовском областном суде Работает институт присяжных заседателей. Два этих принципиальных момента обусловили востребованность возрождения традиции. Сегодня мы публикуем одну из речей известного ростовского адвоката Леонида Ароновича Гельфанда.

Баянову было предъявлено обвинение по ч. В ходе предварительного следствия его действия были переквалифицированы на ч. Районный суд осудил С. Имеются ли противоречия в показаниях подсудимого на предварительном следствии? По кассационной жалобе С. Баянова судебная коллегия переквалифицировала преступление на ч.

Судебной коллегией областного суда С. Уголовный адвокат по убийству Дело рассматривалось до внесения изменений в ст. Гельфанда была произнесена на последнем заседании областного суда. Фамилии участников процесса изменены. Рекомендуем к прочтению! Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РБ приговор оставлен без изменения.

Президиум ВС РБ судебные решения отменил по следующим основаниям. Дело Кудаева В году Кудаев вместе с другими российскими узниками Гуантанамо без предъявления обвинений с американской стороны был передан российским властям. Убийство может быть заранее спланировано, а может произойти внезапно, например, в ходе ссоры или драки.

Превышение пределов необходимой обороны вместо убийства Так или иначе, нас интересует только юридическая сторона дела, а точнее, позиции обвинения, защиты и выводы суда, на которых основан приговор. Ведь каждый случай, касающийся вопроса оценки доводов о превышении или нет пределов необходимой обороны в момент совершения преступления, думается, заслуживает внимания.

Аргументы о том, что исследование закончено 08 апреля г. Часть 3 названной статьи гласит, что, следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей УПК РФ.

Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением. При этом следует учитывать, что потерпевшие иные лица, должны иметь возможность реализовать свои права, предусмотренные ст.

Прения по уголовному делу образец ст В ходе судебных заседаний с помощью свидетельских показаний и заключения медицинской судебной экспертизы по телесным повреждениям подсудимого С.

При этом ссылка в приговоре, что мой подзащитный пришёл к Тар до 23 часов безосновательно, так как согласно его показаниям примерно в это время он как раз и мог прийти к Т. Будучи в состоянии алкогольного опьянения, К.

В ходе борьбы С. Однако данная информация следствием может остаться не проверенной, поэтому необходимо одновременно ходатайствовать об истребовании биллингов, установлении личностей и проведении допросов. Пятый блок доказательств — установление нарушений при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Мать покойного просит взыскать значительную сумму. Третий блок доказательств — анализ сопоставление свидетельских показаний, выявление не только противоречий, но и взаимодополнений, возможно даже косвенных, но требующих оценки как доказательству по статье УК.

В ходе предварительного следствия следователь может не обратить внимания на свидетельские показания о взаимоотношениях подозреваемого и жертвы, либо не дать им должной юридической оценки. Четвертый блок доказательств — процессуальное оформление сведений, добытых адвокатом, в ходе предварительного следствия.

Источник: https://ferienwohnrechte.com/ugolovnoe-pravo/zashititelnaya-rech-advokata-po-ugolovnomu-delu-st-105.php

Говори кратко, уходи быстро, или блог о том, как выступать в суде (часть первая)

Слова адвоката в суде пример

После блога о том, как писать блоги, читатели предложили мне написать о том, как выступать в суде. Правда, сама я пробовала выступать в суде лишь в студенческие годы, а выбор судебной журналистики объясняла просто: «Надоело позориться самой, решила посмотреть, как это делают другие».

И действительно, наблюдать адвокатский позор приходилось намного чаще, чем адвокатский успех. Однажды на семинаре в Российской школе частного права профессор Александр Комаров, возглавлявший МКАС при ТПП РФ, высказал мнение, что российские юристы не глупее и часто даже образованнее иностранных, но проигрывают им из-за скованности, неумения выступить и себя подать.

Но, как выяснилось, иностранные адвокаты тоже блещут красноречием далеко не всегда.

«Mylearnedfriend»

Пример состязания английских адвокатов я наблюдала в Страсбургском суде на заседании по корпоративному делу ЮКОСа – слушания по жалобе компании на экспроприацию имущества прошли 4 марта 2010 года, а решение не вынесено до сих пор. Сторону ЮКОСа представлял английский адвокат Пирс Гарднер, подавший жалобу в апреле 2004 года, но его выступление вряд ли было удачным.

Адвоката выбил принципиальный вопрос суда о полномочиях: доверенность от имени компании Пирс Гарднер получил всего на год, срок истек 19 августа 2004 года, а в ноябре 2007 года ЮКОС был ликвидирован. Пирс Гарднер нудно и непонятно объяснял, как эти полномочия продлевались, потом сослался на то, что суд в Голландии вообще отказался признать банкротство ЮКОСа.

Затянувшийся монолог прекратило замечание суда о регламенте.

Эффектным на этом заседании было выступление другого английского адвоката – Майкла Свэнстона, представлявшего позицию России.

Он уверенно напирал на то, что Пирс Гарднер не имеет полномочий ни представлять сторону ЮКОСа, ни требовать зачисления компенсаций на свой личный счет.

Но всякий раз, высказываясь в адрес оппонента, Майкл Свэнстон с изящной иронией называл его принятым в английских судах обращением «my learned friend» («мой ученый друг»).

«В строгом соответствии с действующим законодательством!»

Примером красноречия по-российски может служить не громкое, но показательное дело агрофирмы «Бунятино». Она оказалась в числе тех, кому в 1990-е годы выделялись средства, полученные Россией от Всемирного банка в виде займа на реформы в сельском хозяйстве.

За получение и возврат $240 млн Всемирного банка отвечал Минфин, а субзаймы агрофирмам распределял Минсельхоз. Позже Минфин стал через суд взыскивать с агрофирм долги, и стало понятно, что до конечных получателей средства доходили не всегда.

Самым сложным оказалось как раз дело подмосковного «Бунятино»: дело ходило по кругу, и вышестоящая инстанция требовала установить, сколько денег компания все-таки получила.

Судья арбитражного суда Москвы долго расспрашивала представителей Минфина, в какой валюте выделялись деньги. «В пулах», – прозвучал ответ. Надрывное обсуждение того, как считать пулы, длилось несколько часов.

Все это время в углу кабинета судьи тихо сидела девушка и увлеченно играла на мобильнике. В какой-то момент судья, изнемогая от пулов, посмотрела на девушку как на спасательный круг: «У нас же третье лицо есть, Минсельхоз! Давайте послушаем!».

Девушка с готовностью встала и заявила: «Мы поддерживаем!»

– Что поддерживаете? – опешила судья.

– Все поддерживаем, Минфин поддерживаем, все взыскать!

– Подождите, что взыскать, какую сумму? – уточнила судья. – Вы объясните сначала, как действовал Минсельхоз.

– В строгом соответствии с действующим законодательством! – без запинки выпалила представительница.

– А что именно делало министерство?

– Этого я не знаю, – по-детски непосредственно ответила девушка.

– А кто знает? – судья с трудом сохраняла остатки самообладания.

– Никто не знает – все уволились!

Похожая ситуация возникла однажды и на заседании президиума ВАС. Дело было передано в президиум из-за процессуальных нарушений, но в ходе слушания заместитель председателя ВАС Василий Витрянский задал представителю заявителя вопрос по существу спора.

«А почему Вы такие вопросы задаете?, – искренне возмутился юрист. – В определении этого нет, я не готовился!». Уже в коридоре я спросила этого молодого человека, какой вуз он оканчивал.

«Адыгейский государственный университет! Вас что-то в моем образовании не устраивает?»,- прозвучал ответ.

«Оставьте эту демагогию!»

В арбитражном суде Москвы слушалось типичное налоговое дело о возмещении НДС – оспаривался отказ налоговиков возместить компании НДС из-за наличия в цепочке ее контрагентов фирмы-однодневки.

Двое молодых юристов, представлявших компанию, со студенческим прилежанием зачитывали пересказ Конституции, Налогового кодекса, разъяснений ВАС. «Оставьте эту демагогию!,- оборвал чтение реферата судья.

– Вы расскажите лучше, при каких обстоятельствах познакомились с этой фирмой, как прошло первое свидание…».

«Говори кратко, уходи быстро»

Такой призыв я видела не в суде, но думаю, что под ним подписались бы многие судьи. Особенно те, кого представители сторон откровенно пытались брать измором. В 2007-2008 годах шла череда дел с политическим уклоном. Компания «Русснефть» Михаила Гуцериева, попавшего в опалу, пыталась оспорить около 20 млрд руб. налоговых претензий, а налоговики, используя ст.

169 ГК, требовали взыскания в доход Российской Федерации акций компаний башкирского ТЭКа (их контролировал сын тогдашнего президента Башкирии Урал Рахимов). Исход этих дел в судах казался предрешенным, и адвокаты преследуемых компаний избрали тактику затягивания процесса. Ходатайство следовало за ходатайством, выступление за выступлением, заседание за заседанием.

В июле 2007 года одно из налоговых дел «Русснефти», слушавшееся в арбитражном суде Москвы полгода, близилось к завершению. Финальное исследование доказательств заняло весь день в пятницу.

«Есть фанаты работы, а я – маньяк, поэтому слушать будем до ночи»,- заявил судья. Но дня не хватило, и прения отложили на понедельник. Представителей «Русснефти» было человек десять, и каждый следующий выступающий подробно повторял все сказанное предыдущими.

Судья не прерывал. Лишь однажды, уловив паузу, он спросил: «У вас все?».

– Нет-нет, Ваша Честь! Я только начал, и еще мои коллеги хотят дополнить!

– Хорошо, – деликатно произнес судья, углубляясь в бумаги. – Вы только скажите, когда закончите.

Выступления представителей «Русснефти» завершились лишь поздним вечером, слово передали налоговикам. И тут я обомлела: представитель инспекции, не тратя слов, вручил судье новый документ, а судья его взял.

Я испуганно смотрела на адвокатов «Русснефти», ожидая, что сейчас прозвучит ходатайство о возобновлении исследования доказательств, потом снова начнутся прения, и сидеть на заседании придется еще неделю. Но адвокаты молчали. «Суд остается для вынесения решения!»,- радостно объявил судья.

Лишь после того, как дверь зала закрылась на ключ, я в коридоре поделилась своими опасениями с адвокатами. Они схватились за голову, но исправить ничего уже было нельзя  –  до оглашения решения оставались считанные минуты.

(Продолжение следует)

Источник: https://zakon.ru/Blogs/govori_kratko_uhodi_bystro_ili_blog_o_tom_kak_vystupat_v_sude_chast_pervaya/1014

Примеры успешных защитительных речей адвокатов на суде в истории | Адвокатская контора № 30

Слова адвоката в суде пример

от Elena Romanova · 07.12.2018

  • Seth P. Waxman for petitioner

Подготовка защитительной речи адвоката включает 4 этапа:

  • Анализ, оценка перспектив судебного процесса и выступления защитника исходя из личности судьи (коллегии судей), подходов к рассмотрению дел, социальных характеристик состава присяжных.
  • Анализ предшествующего хода процесса, исследованных доказательств стороны обвинения и стороны защиты, в том числе в противовес и опровержение позиции и доводов обвинения.

Подготовка детализированного плана на основе главных его составляющих:

  • вступление;
  • фактические обстоятельства уголовного дела и их анализ;
  • правовая позиция стороны защиты в зависимости от поставленных целей – оправдание подсудимого (полное, частичное), переквалификация содеянного, применение смягчающих вину обстоятельств; доводы защиты по каждому из предъявленных эпизодов; рассмотрение и анализ (аналитический разбор) представленных обвинением доказательств с указанием по каждому из них (при наличии) оснований признания недопустимыми, сомнительными с точки зрения убедительности, с приведением имеющихся опровержений;
  • анализ доказательств стороны защиты; характеристика личности подсудимого с акцентом на ее положительные черты;
  • анализ условий и причин совершения преступления, которые несут в себе смягчающие обстоятельства;
  • заключение – выводы и итоговое обращение к суду.

Составление, проверка и корректировка речи

По уровню и особенностям воздействия речи адвоката по уголовному делу задача вступления – вызвать внимание и интерес, основной части – побудить суд усомниться в доводах обвинения и убедить в своей правовой позиции, заключения – усилить эффект воздействия ранее сказанного и подвести к нужному решению. 

Seth P. Waxman for petitioner

Наиболее значимая роль отводится основной части – аналитической.

Именно здесь уместно применение психологических приемов воздействия, но важно избегать пафоса, надменности, перехода на личности.

Все должно быть по существу, без рассмотрения очевидных фактов, убедительно, логически последовательно и ненавязчиво подводя суд к нужному адвокату результату.

Заключение целесообразно делать кратким и точным, но выразительным и запоминающимся для суда.

Чего следует избегать в речи защитника? Нередко даже самая сильная речь адвоката утрачивает свою эффективность из-за допущенных ошибок.

Итак, 10 главных правил составления защитительной речи адвоката:

  • не надо доказывать очевидное – это отвлекает внимание от главного и действительно важного;

  • в выступлении не должно быть противоречий;

  • речь должна содержать только нужное и полезное,

  • поддерживать внимание и интерес аудитории;

  • анализ доказательств строится на принципе «от менее значимого к более сильному»,

  • анализ и заключения по доказательственной базе должны приводиться в заданном логическом порядке, а не хаотично;

  • любая информация не в пользу подсудимого – серьезная ошибка;

  • любой довод должен быть конкретизирован, а не носить общий характер;

  • слабые, спорные места в речи должны быть исключены – их могут обратить против стороны защиты;

  • глупо выглядят попытки объяснить что-то, в чем защитник сам плохо разбирается, не будучи специалистом или не владея всей полнотой информации;

  • в приоритете – не количество, а качество аргументов;

  • одна заведомая ложь, разоблаченный блеф – мощный удар по всей правовой позиции и доказательственной базе защиты.

Все ошибки, спорные, сомнительные моменты удаляются еще на стадии планирования и подготовки речи. Молодым, недостаточно опытным адвокатам стоит показать речь более старшим коллегам.

Хорошее подспорье для подготовки плана и содержания защитительной речи адвоката – изучение выступлений по аналогичным или сходным уголовным процессам. К ним обращаются даже опытные адвокаты, потому что всегда можно почерпнуть что-то новое, более весомое в доказательственном плане. Особенно эффективны опубликованные речи адвокатов, благодаря которым судебный процесс был выигран или удалось добиться существенного снижения наказания. Но важно помнить: выступление всегда готовится индивидуально, шаблоны – лишь помощники, но действительно полезные

Ознакомьтесь с примерами выступлений адвокатов по уголовным делам>>>

Источник: https://www.ugpr.ru/article/1584-rech-advokata-po-ugolovnomu-delu

Не знаю, насколько написанные ниже истории достоверны, но то, что Ф.Н.Плевако был одним из самых известных адвокатов в нашей истории – это факт.

Примеры его блистательных выступлений в суде.
1. Туфли я сняла!

Защищает он мужика, которого проститутка обвинила в изнасиловании и пытается по суду получить с него значительную сумму за нанесенную травму. Обстоятельства дела: истица утверждает, что ответчик завлек ее в гостиничный номер и там изнасиловал.

Мужик же заявляет, что все было по доброму согласию. Последнее слово за Плевако.”Господа присяжные,” – заявляет он.

“Если вы присудите моего подзащитного к штрафу, то прошу из этой суммы вычесть стоимость стирки простынь, которые истица запачкала своими туфлями”.

Проститутка вскакивает и кричит: “Неправда! Туфли я сняла!!!”

В зале хохот. Подзащитный оправдан.

2. «15 лет несправедливой попреки»

Однажды к Плевако попало дело по поводу убийства одним мужиком своей бабы. На суд Плевако пришел как обычно, спокойный и уверенный в успехе, причeм безо всяких бумаг и шпаргалок.

И вот, когда дошла очередь до защиты, Плевако встал и произнес:- Господа присяжные заседатели!В зале начал стихать шум. Плевако опять:- Господа присяжные заседатели!В зале наступила мертвая тишина.

Адвокат снова:- Господа присяжные заседатели!В зале прошел небольшой шорох, но речь не начиналась. Опять:- Господа присяжные заседатели!

Тут в зале прокатился недовольный гул заждавшегося долгожданного зрелища народа. А Плевако снова:

– Господа присяжные заседатели!Тут уже зал взорвался возмущением, воспринимая все как издевательство над почтенной публикой. А с трибуны снова:- Господа присяжные заседатели!Началось что-то невообразимое. Зал ревел вместе с судьей, прокурором и заседателями. И вот, наконец, Плевако поднял руку, призывая народ успокоиться.

– Ну вот, господа, вы не выдержали и 15 минут моего эксперимента. А каково было этому несчастному мужику слушать 15 лет несправедливые попреки и раздраженное зудение своей сварливой бабы по каждому ничтожному пустяку?!

Зал оцепенел, потом разразился восхищенными аплодисментами.

Мужика оправдали.

3. 20 минут

Очень известна защита адвокатом Ф.Н.Плевако владелицы небольшой лавчонки, полуграмотной женщины, нарушившей правила о часах торговли и закрывшей торговлю на 20 минут позже, чем было положено, накануне какого-то религиозного праздника. Заседание суда по ее делу было назначено на 10 часов. Суд вышел с опозданием на 10 минут. Все были налицо, кроме защитника – Плевако.

Председатель суда распорядился разыскать Плевако. Минут через 10 Плевако, не торопясь, вошел в зал, спокойно уселся на месте защиты и раскрыл портфель. Председатель суда сделал ему замечание за опоздание. Тогда Плевако вытащил часы, посмотрел на них и заявил, что на его часах только пять минут одиннадцатого. Председатель указал ему, что на стенных часах уже 20 минут одиннадцатого.

Плевако спросил председателя: – А сколько на ваших часах, ваше превосходительство? Председатель посмотрел и ответил:- На моих пятнадцать минут одиннадцатого. Плевако обратился к прокурору:- А на ваших часах, господин прокурор?Прокурор, явно желая причинить защитнику неприятность, с ехидной улыбкой ответил:- На моих часах уже двадцать пять минут одиннадцатого.

Он не мог знать, какую ловушку подстроил ему Плевако и как сильно он, прокурор, помог защите.Судебное следствие закончилось очень быстро. Свидетели подтвердили, что подсудимая закрыла лавочку с опозданием на 20 минут. Прокурор просил признать подсудимую виновной. Слово было предоставлено Плевако. Речь длилась две минуты. Он заявил:- Подсудимая действительно опоздала на 20 минут.

Но, господа присяжные заседатели, она – женщина старая, малограмотная, в часах плохо разбирается. Мы с вами люди грамотные, интеллигентные. А как у вас обстоит дело с часами? Когда на стенных часах – 20 минут, у господина председателя – 15 минут, а на часах господина прокурора – 25 минут. Конечно, самые верные часы – у господина прокурора.

Значит, мои часы отставали на 20 минут, и поэтому я на 20 минут опоздал. А я всегда считал свои часы очень точными, ведь они у меня золотые, мозеровские.

Так если господин председатель, по часам прокурора, открыл заседание с опозданием на 15 минут, а защитник явился на 20 минут позже, то как можно требовать, чтобы малограмотная торговка имела лучшие часы и лучше разбиралась во времени, чем мы с прокурором?

Присяжные совещались одну минуту и оправдали подсудимую.

4. Знамение.

Великому русскому адвокату Ф.Н. Плевако приписывают частое использование религиозного настроя присяжных заседателей в интересах клиентов.

Однажды он, выступая в провинциальном окружном суде, договорился со звонарем местной церкви, что тот начнет благовест к обедне с особой точностью.Речь знаменитого адвоката продолжалось несколько часов, и в конце Ф. Н.

Плевако воскликнул: Если мой подзащитный невиновен, Господь даст о том знамение!

И тут зазвонили колокола. Присяжные заседатели перекрестились. Совещание длилось несколько минут, и старшина объявил оправдательный вердикт.

Источник: https://fishki.net/1318634-primery-blistatelnyh-vystuplenij-v-sude-advokata-nf-plevako.html © Fishki.net

Источник: https://dirksen-lawyer.ru/zashtitelnaya-rech-ugolovnogo-advokata/

Сила Права
Добавить комментарий