Продать костный мозг москва

Цена спасения жизни

Продать костный мозг москва

Ежегодно у 25–28 тыс. жителей России диагностируют онкогематологические заболевания. Каждого пятого больного может спасти только трансплантация костного мозга, в том числе от неродственного донора — генетического двойника.

Встретить «брата по крови» в своей семье шансов немного, и не всегда возможна пересадка собственных клеток больному.

Поэтому неродственная трансплантация требует создания регистра потенциальных доноров — добровольцев, согласившихся на передачу в базу данных цифрового кода своих генов.

Иллюстрация Евгении Власовой

Почти 70% доноров — это женщины, но идеальными кандидатами врачи считают мужчин. Потому что они не беременеют, не рожают и не кормят. В этот период женщина к донорству костного мозга не допускается.

Найти совместимого донора проще людям одной этнической группы, поэтому большинство стран создают свои национальные регистры. О донорах костного мозга мы подробно рассказывали в нашем спецвыпуске «Подразделение клеток.

Почему донорство костного мозга непопулярно в России».

В Европе и США регистры начали создаваться с 70-х годов прошлого века. Самые крупные на сегодняшний день работают в США — 9 млн доноров, в Германии — 8,5 млн, в Великобритании — 1,6 млн. В СССР попытки создания регистра предпринимались с 1978 года.

В 1988-м появился приказ Минздрава РСФСР о создании регистра в Российском НИИ гематологии и трансфузиологии. Там собирались создавать крионический центр для заморозки и хранения стволовых клеток. Но из-за сокращения государственного финансирования в 88-м программа так и не запустилась.

За 40 лет общими усилиями Русфонда, активистов, медиков, государства, НКО, журналистов и просто неравнодушных людей стране удалось протипировать всего лишь около 100 тыс. человек. Основные трудности сегодня связаны с тем, что в России нет закона, регулирующего донорство костного мозга и создание регистров.

Нет единых стандартов для работы с потенциальными донорами, нет правил взаимодействия трансплантационных клиник с регистрами.

Эксперты считают, что государство до сих пор не рассматривает НКО как полноценных партнеров в этой сфере, хотя именно Русфонд профинансировал из пожертвований людей — порядка 800 млн руб. — создание регистра и собрал пул из 170 СМИ, которые рекрутируют добровольцев, превращая регистр в общественный проект.

Но этих усилий все равно недостаточно. Чтобы найти генетического двойника — неродственного донора костного мозга — необходима выборка из 10 тыс. потенциальных доноров. Регистр 140-миллионной России должен включать как минимум 500 тыс.

человек, желательно из всех регионов страны, чтобы система заработала эффективно.

Кто помогает Русфонду находить инвестиции для создания регистра и как совершить прорывные изменения для спасения жизней тысяч россиян — об этом мы поговорили с генеральным директором Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова Анной Андрюшкиной

Почему в России так мало доноров костного мозга, а государство не помогает решать проблему? Должно ли это вообще быть прерогативой государства или это задача третьего сектора?

Можно говорить о нехватке госфинансирования и обвинять чиновников в недостаточном внимании к теме донорства костного мозга, однако во всем мире регистры появлялись не по инициативе государства, а по инициативе людей, потерявших близких, и развивались на благотворительные пожертвования.

Как правило, это НКО, выступающие инструментом для самоорганизации общества в решении насущных социальных проблем. Многие социально ориентированные НКО сегодня экономически состоятельны и могут на равных конкурировать с государственными и частными предприятиями.

Мы привлекаем пожертвования граждан и компаний и не скованы рамками госбюджета, как госучреждения. У нас нет понятия прибыли, как в коммерческих структурах. Разумеется, все регистры работают в тесном сотрудничестве с государством, трансплантационными клиниками.

Основная наша задача сегодня — наладить это взаимодействие, договориться о правилах, которые устроили бы всех.

Люди не готовы к новому. Иногда, как в случае с созданием регистра, они просто боятся медицинских манипуляций. В России есть проблема с привлечением доноров крови. Как убедить людей, что им нужно быть донорами костного мозга, и облегчить контакт с потенциальными донорами?

Действительно, многие не знают, что такое регистр доноров костного мозга и для чего он нужен, путают костный мозг со спинным, полагают, что сдача клеток костного мозга — смертельно опасная процедура. Но чем больше мы рассказываем о донорстве, тем больше желающих вступить в регистр.

Русфонд сотрудничает со 170 региональными и федеральными российскими СМИ. По рекомендациям специального заседания Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека специально для доноров и всех желающих ими стать мы издаем интернет- журнал «Кровь5».

Там мы публикуем материалы о том, что такое костный мозг и гемопоэтические стволовые клетки, о трансплантации и людях, которые ее перенесли, — так мы вовлекаем потенциальных доноров в тему и повышаем их лояльность.

Говорить с людьми нужно открыто, на понятном им языке, нужно попытаться их заинтересовать. 

Анна Андрюшкина
Фото предоставлены rdkm.rusfond.ru

Как долго занимает поиск донора в среднем? Как ускорить процесс? И какую роль играют в этом процессе деньги?

Когда показана трансплантация костного мозга, врач проводит первичный поиск донора в российских и зарубежных регистрах: вводит фенотип пациента в компьютерную программу и видит, есть ли потенциально совместимые с ним доноры.

Если совпадений нет, регистры, конечно, могут попытаться организовать донорскую акцию, рассказать историю этого пациента, призвать людей на помощь. И есть примеры, когда совместимого донора удавалось найти среди новых добровольцев. Только, к сожалению, такое происходит нечасто.

И на организацию акций, и на поиск средств на типирование, и на само типирование требуется время. А время работает против пациента. Поэтому о том, чтобы вступить в регистр, каждый из нас должен думать сейчас, до того как беда коснется кого-то из близких.

Если в результате первичного поиска совпадения обнаруживаются, время требуется на подтверждающее типирование и обследование донора, организацию его приезда в клинику. Всё вместе занимает от нескольких месяцев до полугода. Конечно, регистры и сами стремятся максимально сократить эти сроки.

Деньги тут, разумеется, важны, поскольку все процедуры должны быть оплачены. Дата сдачи донором трансплантата в обязательном порядке согласуется с лечащим врачом пациента и зависит в том числе от его состояния.

Из-за нехватки доноров в России приходится покупать костный мозг за границей — например, в Германии. Зачем тогда развивать свою систему, если немецкая отлажена как часы?

Да, большая часть трансплантатов для российских пациентов поступает из-за рубежа. Цена колеблется от €18 тыс. до €30 тыс. в Европе и от $40 до $50 тыс. в США. Поиск и активация российского донора обходятся как минимум втрое дешевле.

Это существенная разница, учитывая, что госбюджет не финансирует эти процедуры, а платят благотворительные фонды или семьи пациентов. Но дело не только в стоимости.

Даже если деньги на оплату удается найти, в 20 случаях из 100 поиск в зарубежных регистрах заканчивается неудачей. Шансы заполучить подходящего донора наиболее высоки при поиске в регистре добровольцев одной или схожих этнических групп.

Исследования говорят о лучшей приживаемости трансплантата, полученного от земляка. Поэтому так важно развивать свой национальный регистр с характерными для нашей страны фенотипами.

Сколько сегодня платят пациент и его семья за лечение? Известны случаи, и их немало, когда людям приходится продавать квартиры, чтобы найти деньги на лечение рака, например, за границей.

Госквота на неродственную трансплантацию костного мозга чуть меньше 3 млн руб. Из этих средств оплачиваются пребывание и лечение больного в клинике и сама процедура трансплантации.

Деньги на поиск и активацию донора, необходимые до и после трансплантации противоинфекционные и иммунные лекарства больные и их 4 родственники должны находить сами — это дополнительно 1,5–2,5 млн руб. и выше.

Как правило, больные обращаются за помощью в благотворительные фонды или организуют сборы в социальных сетях. В августе 2017 года совет директоров Русфонда учредил фонд «Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова».

Регистр объединяет фенотипы добровольцев, полученные в высоком разрешении, и внедряет европейский сервис для врачей в организации поиска донора и забора костного мозга. До этого момента такой сервис в РФ отсутствовал.

Если совместимые доноры найдены и трансплантационная клиника инициирует активацию одного из них, всю координацию берет на себя Национальный регистр.

Его сотрудники свяжутся с региональными регистрами, в которых хранятся персональные данные потенциальных доноров, организуют повторное взятие образца крови для определения инфекционного статуса и контрольного типирования в лаборатории трансплантационной клиники, где находится больной.

Затем идет согласование с клиникой, с медцентром для забора трансплантата у донора.

Национальный регистр заключает договоры со всеми участвующими в процессе активации учреждениями, включая гостиницы, транспортные компании, лаборатории, центры сбора клеток, страховые компании, курьерские службы, сервисы организации питания, формируется единый счет за поиск и активацию донора. При этом оплату поиска совместимых доноров из Национального регистра и заготовки трансплантатов от них возьмет на себя Русфонд.

Как в вашем представлении выглядит полноценная база доноров? Сколько в ней должно быть человек? Во сколько обойдется ее создание?

Трансплантологи говорят о российском регистре численностью 300–600 тыс. потенциальных доноров. Сегодня самая низкая стоимость типирования — в Казани.

В 2017 году Русфонд и Институт фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета внедрили там новый для России NGS-метод первичного типирования добровольцев: Next Generation Sequencing — «Секвенирование нового поколения».

Он поднимает качество типирования, увеличивает скорость и сокращает стоимость. Реагенты на типирование одного донора в NGS-лаборатории обходятся в 7 тыс. руб., а в других регистрах РФ — от 14 тыс. до 35 тыс. руб. за сопоставимое исследование.

В сентябре 2018 года открыли первую в стране специализированную NGS-лабораторию. Ее мощность — до 25 тыс. типирований в год. Для сравнения: в 2017 году страна протипировала 15 тыс. человек, и 9,4 тыс. типирований оплатил Русфонд, в 2018 году — 21,7 тыс. и 10,5 тыс. соответственно.

Если ориентироваться на минимальную стоимость 7 тыс. руб. за одно типирование, то создание базы в 300 тыс. доноров обойдется в 2,1 млрд руб. Сумма внушительная, но посильная для Русфонда. Мы рассчитываем на поддержку федеральных и региональных СМИ, которые помогут привлечь внимание к теме.

Надеемся и на снижение стоимости реагентов: в настоящее время по заказу Русфонда несколько отечественных компаний занимаются разработкой реагентов по цене 4 тыс. руб. за типирование. 5 Реагенты — самая большая статья расходов. Вторая — рекрутинг. Чтобы минимизировать траты, мы ищем партнеров по привлечению добровольцев.

Десятки неравнодушных людей, волонтеров помогают организовывать донорские акции по всей стране.

С 1 октября 2018 года к проекту присоединилась сеть медицинских лабораторий «Инвитро»: согласно договору о сотрудничестве любой россиянин может сдать кровь на типирование в своем регионе, компания берет на себя логистику и оплату труда медперсонала.

В 2017 году Русфонд получил президентский грант на развитие Национального регистра доноров костного мозга: организацию донорских акций, изготовление информационных материалов, проведение конференции.

В 2018 году мы выиграли новый президентский грант на издание интернет-журнала «Кровь5» для потенциальных доноров костного мозга.

Подготовили Степан Давиденко и Анастасия Петренко

Источник: http://plus-one.rbc.ru/economy/cena-spaseniya-zhizni

Я хочу стать донором и сдать свой костный мозг. что мне надо знать?

Продать костный мозг москва

Объясняем по пунктам, почему это не сложно, но очень важно

24 сентября во всем мире отмечают День борьбы с лейкозом. Единственный способ спасти тех, кто столкнулся с этой болезнью, —  трансплантация костного мозга. Процедура не имеет ничего общего с торговлей органами на черном рынке, однако до сих пор она окутана множеством мифов и небылиц. Что из них правда, разбираемся вместе с «Фондом борьбы с лейкемией».

Костный мозг — вообще не мозг. В нем нет нервных клеток, зато есть большое количество гемопоэтических стволовых клеток, из которых в дальнейшем образуются клетки крови: лейкоциты, эритроциты и тромбоциты.

Это главный кроветворный орган человека — ежедневно он вырабатывает приблизительно 500 миллиардов кровяных клеток, в том числе взамен погибающих и отмирающих. По виду костный мозг — мягкая ярко-красная полужидкая ткань, похожая на губку, заполняющая кости изнутри.

Больше всего костного мозга содержится в тазовых костях, ребрах, грудине и длинных трубчатых костях.

Процедура донорства костного мозга, как правило, безболезненна и осуществляется двумя способами. При первом врач забирает костный мозг из тазовых костей донора под общим наркозом — вы точно ничего не почувствуете. При втором способе гемопоэтические стволовые клетки выделяются из крови донора.

Чтобы выгнать стволовые клетки из костного мозга в кровь, донору дают специальные препараты. Эта процедура проводится без наркоза. Кровь берется из вены на одной руке и возвращается обратно через вену на другой руке, стволовые клетки оседают в специальном аппарате.

Это не больно, но вы проведете до шести часов в донорском кресле.

Во время донации забирают 2–5 % костного мозга, который через две-три недели полностью восстанавливается. Способность к регенерации гемопоэтических стволовых клеток настолько высока, что повторно донором можно становиться уже через три месяца.

При взятии костного мозга под общим наркозом самое неприятное — сама анестезия. Уровень гемоглобина снижается незначительно.

Возможны ощущения легкой слабости и головокружения, болезненность в тазовых костях, увеличивающаяся при движении.

При получении кроветворных клеток из периферической крови донор может испытывать симптомы, похожие на недомогание при гриппе: боли в костях и суставах, головные боли, иногда повышение температуры.

Противопоказания сходны с противопоказаниями по донорству крови (это онкологические заболевания, ВИЧ, гепатит, сифилис и так далее. Посмотреть полный список противопоказаний можно здесь). Перед трансплантацией донора тщательно обследуют. Кстати, недавно отечественные страховые компании начали страховать доноров на случай осложнений, что говорит о низком риске для здоровья.

Идентичные (однояйцевые) близнецы действительно идеальные доноры друг для друга. В других случаях вероятность совместимости для родных братьев и сестер только 25 %.

Родители же не могут быть донорами костного мозга, потому что лишь 50 % ДНК каждого из них составляет ДНК ребенка. Зато полностью или почти полностью подходящего донора можно найти среди совершенно посторонних людей в регистрах доноров костного мозга.

Это огромные базы данных, где хранятся сведения о генах тканевой совместимости миллионов добровольцев.

Сегодня, чтобы сдать кровь на типирование и войти в российский регистр доноров костного мозга, можно обратиться в любое отделение лабораторий Invitro.

При этом забор и типирование проводится совершенно бесплатно для донора, а при себе нужно иметь только паспорт. Сдать кровь на типирование можно без специальной подготовки — в любое время дня и не на голодный желудок.

Также кровь на типирование можно сдать на донорских акциях благотворительных фондов.

В интернете можно встретить объявления о вознаграждении или продаже костного мозга. Это обман. Во всех странах донорство костного мозга безвозмездно, добровольно и анонимно. Продать стволовые клетки невозможно, их можно только пожертвовать. Также за процедуру сдачи костного мозга донору не выдают больничный.

Вступая в регистр потенциальных доноров стволовых гемопоэтических клеток, вы свидетельствуете о своем желании стать донором. Если вы подойдете как донор, с вами свяжется представитель регистра и спросит о согласии на дачу гемопоэтических стволовых клеток.

Отказаться от донорства можно практически на любом этапе, но не позднее чем за десять дней до намеченной даты трансплантации костного мозга.

За десять дней до пересадки пациенту делают высокодозную химиотерапию, полностью уничтожающую его кроветворную и иммунную системы, поэтому отказ в последнюю минуту практически равносилен убийству человека, ожидающего пересадки костного мозга.

С момента забора крови на типирование (определение HLA-фенотипа, то есть набора генов, отвечающих за совместимость тканей) до момента донорства гемопоэтических стволовых клеток может пройти несколько лет.

По статистике, в России донором становится приблизительно каждый 700-й человек, сдавший кровь на типирование.

Вероятность встретить своего генетического близнеца — 1 на 10 тысяч, поэтому звонок от сотрудника регистра можно расценить как редкую удачу: ваш фенотип оказался совместим с реальным пациентом, вы можете спасти чью-то жизнь.

Да, министерство здравоохранения выделяет квоты на проведение трансплантации, но активация донора, забор и доставка трансплантации до места операции оплачиваются пациентом.

В этот момент на помощь приходят благотворительные организации, например «Фонд борьбы с лейкемией». Стоимость трансплантации костного мозга от донора из российского регистра составляет от 300 до 500 тысяч рублей, из германского — 20 тысяч евро.

Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова объединяет 12 региональных российских регистров и один казахский. Сегодня в национальном регистре около 100 тысяч человек, из них донорами стали уже почти 300 человек.

Германский регистр — самый крупный в Европе — насчитывает 8,7 миллиона потенциальных доноров. Благодаря ему удается найти донора для 60–80 % пациентов.

В интересах всего мира и каждого из нас, чтобы страны не только пользовались международной базой, но и пополняли ее.

Однако национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова пока не включен в международную поисковую систему доноров костного мозга BMDW.

Биологи считают, что создание этноспецифического оружия нереально. Русские слишком мало отличаются от европейцев, чтобы создать для них специальную инфекцию.

Обложка: celiafoto – stock.adobe.com

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/instruction/362863-kak-sdat-kostnyy-mozg

«Ты отдаешь часть своей души». Каково быть донором костного мозга

Продать костный мозг москва

Тысячи больных лейкозом, лимфомой и раком яичек нуждаются в пересадке костного мозга. Для кого-то это последний шанс на выздоровление.

При этом, несмотря на общую популярность донорства, желающих сдавать костный мозг мало: многие боятся этой процедуры, считая, что она предполагает хирургическое вмешательство.

«Сноб» поговорил с донорами костного мозга и реципиентами и узнал, через что на самом деле они проходят

Anatoli Kliashchuk / Sygma via Getty Images

«Многие спрашивали, ради чего я себя так мучаю»

Ксения Бриц, 28 лет, студентка. Донор

Сначала я просто сдавала кровь — хотела помогать людям. Потом узнала, как стать донором костного мозга. Примерно тогда я узнала, что таких доноров активно ищут благотворительные организации, и решила присоединиться к одной из них. 

Анализы пошла сдавать одна, было страшно. Все время думала о грузе ответственности, о том, подойду я хоть кому-то или нет, ведь по факту донор и реципиент — «генетические близнецы», и шансов найти подходящего тебе человека катастрофически мало: всего один к десяти тысячам.

Моего реципиента нашли только через три месяца. Но это еще быстро, некоторые люди ждут совпадений годами. С этого момента моя жизнь превратилась в бесконечную череду анализов — проверяли на все, что только можно.

Но, увы, на одной из завершающих стадий у моей реципиентки случился рецидив, и процедуру пришлось отменить. К счастью, помочь этой женщине мне все же удалось — через полгода. Правда, пришлось вновь проходить полное обследование.

Но это не имеет никакого значения, когда понимаешь, что для пациента такая пересадка может быть последним шансом. 

Мне объяснили, что заберут мои стволовые клетки, и за четыре дня до этого мне нужно было принимать иммуностимулирующий препарат, повышающий их концентрацию в периферической крови. Из-за этого повышаются лейкоциты, и потому у меня ломило все кости, я чувствовала себя как при гриппе. На пятый день меня отправили на клеточный забор. 

Процедура длилась четыре часа, и все было похоже на то, как я обычно сдавала кровь. Единственное отличие: катетеры поставили на обе руки.

Окружающие реагировали на мою идею стать донором по-разному, в том числе и негативно. Многие спрашивали, ради чего я так себя мучаю, говорили, что я отдаю часть своей души, — в общем, отговаривали как могли. Не совсем понимал, что будет со мной происходить, и лучший друг. Но я объяснила ему, как все устроено, и он меня поддержал.

«Мама считает, что для донора я слишком худой»

Дмитрий Павлов, 32 года, индивидуальный предприниматель. Донор 

Однажды в больнице я ждал своей очереди на сдачу крови и случайно услышал, как врачи обсуждают тяжелобольную пациентку: девушке срочно требовалась пересадка костного мозга. Выяснилось, что она лежала в той же клинике, на десятом этаже, и я решил с ней познакомиться. Поднимался на ее этаж без каких-то конкретных целей, а спускался уже с твердым намерением стать донором костного мозга.

Я прошел через все, что испытывают на своей шкуре такие люди: кучу анализов, тяжелый иммуностимулятор, ломоту костей, четырехчасовую процедуру, во время которой нельзя даже шелохнуться. Слава богу, на забор клеток со мной пришла подруга, которая меня развлекала.

Мы вместе смотрели, как аппарат сначала забирает кровь, потом ее до 100 оборотов в минуту раскручивает центрифуга, отбирает необходимые компоненты и возвращает остаток обратно донору. Интересно, что после процедуры мне предложили обед и такси. Первое я принял с удовольствием, а вот от второго отказался и поехал на велосипеде.

Но это все, что получает донор от государства, так что если кто-то гонится за вознаграждением — ему не сюда.

Мужчина, которому пересадили мой костный мозг, совсем на меня не похож и, кроме того, младше на пять лет. Нас с ним приглашали поучаствовать в какой-то передаче на Первом канале, но он отказался — не захотел делиться этой главой своей жизни. Но я поддерживаю отношения и со своим реципиентом, и с его мамой.

И если уж говорить о мамах, то моя меня не поддерживает. Считает, что для донорства я слишком худой.

«Через год кошмар вернулся вновь»

Александра Дениско, мать реципиентки

Моей дочери Ангелине 14 лет. Лейкозом она заболела пять лет назад. А спустя год ей пришлось сделать пересадку костного мозга. Через немецкий регистр доноров костного мозга Стефана Морша мы нашли донора в Германии, заплатив за это 18 тысяч евро.

Доставка его крови в Россию заняла двое суток, зато Ангелине для пересадки не пришлось никуда ехать. Готовясь к процедуре, дочь и так натерпелась: сказалась ударная доза химиотерапии.

С ее помощью врачи фактически убили ненужный костный мозг, чтобы потом заменить его новым.

Ангелина быстро пошла на поправку. А через год кошмар вернулся вновь. В отчаянии мы пошли на риск и согласились на экспериментальное лечение: кололи не прошедшие клинические испытания препараты. Нас предупредили, что эффект от такого подхода может проявится лишь через несколько лет. 

После очередного рецидива химиотерапия уже не помогала. Мы решились на вторую пересадку костного мозга, и на этот раз донором стал родной отец Ангелины.

Мы не использовали его клетки с самого начала только потому, что он не подходил дочери на 100 процентов, но с родственниками так всегда.

Повторная пересадка, ко всеобщему счастью, удалась: не без осложнений, но костный мозг прижился, Ангелина наконец-то восстанавливается. Вот уже второй месяц она передвигается без коляски.

Подготовили: Анастасия Степанова, Арина Крючкова

Источник: https://snob.ru/entry/166133/

Донорство костного мозга: кто, что, где и сколько стоит | Милосердие.ru

Продать костный мозг москва

Фото с сайта en.wikipedia.org

В феврале 2016 в нескольких городах России проходила акция «Спаси жизнь ребенку с лейкозом», организованная «Русфондом» и медицинской лабораторией «Инвитро». Ее участники сдавали кровь на типирование, чтобы войти в Национальный регистр доноров костного мозга.

Когда нужна трансплантация костного мозга

Трансплантация костного мозга (ТКМ) используется, прежде всего, при лечении онкологических заболеваний, таких как лейкозы, поражения лимфатической системы, нейробластома, а также при апластической анемии и ряде наследственных дефектов крови.

Не следует думать, что больному «меняют» его костный мозг на чей-то еще. На самом деле пациент получает внутривенно гемопоэтические стволовые клетки здорового человека, которые восстанавливают способность организма к кроветворению. Эти клетки могут развиваться, превращаясь в эритроциты, лейкоциты и тромбоциты.

В России применять ТКМ начали в 1990-х годах. Введение здоровых гемопоэтических стволовых клеток бывает необходимо, когда онкологический больной получает высокие дозы лекарств, иногда в сочетании с лучевой терапией, в результате чего кроветворение подавляется и не может восстановиться самостоятельно.

Иногда это единственный способ спасти человека, но он несет в себе и серьезные риски. Возможны острые иммунные реакции, когда клетки донора распознаются клетками реципиента как чужеродные и наоборот. В этом случае может произойти отторжение донорских стволовых клеток организмом больного или иммунная атака донорских клеток на его ткани.

Врачи могут не решиться проводить трансплантацию до наступления у пациента прочной ремиссии, как в случае с Евгенией Герасимовой, героиней программы «Пусть говорят».  

Опасно также проводить эту процедуру при тяжелых сопутствующих заболеваниях, например, инфекционных.

Кто может стать донором костного мозга

Донором для пересадки костного мозга может быть и сам пациент. Это наиболее простой способ, поскольку иммунологические проблемы при нем не возникают. Если у онкологического больного не поражен костный мозг, у него могут заранее взять некоторое количество кроветворных стволовых клеток, а потом, после проведения интенсивной терапии, ввести ему их обратно.

Добровольные доноры требуются для так называемой аллогенной трансплантации, когда клетки берутся у другого человека. Чтобы проверить, подходит ли костный мозг для пересадки, у потенциального донора берется на анализ кровь и проводится типирование – определение HLA-фенотипа, то есть набора генов, отвечающих за совместимость тканей.

Большая вероятность такой совместимости есть у родственников, причем отец или мать обычно реже подходят на роль донора, чем брат или сестра. Однако идеальным донором – с таким же HLA-типом, как у больного — может оказаться и совершенно незнакомый человек, живущий в другом полушарии. Найти такого человека возможно только с помощью специальных регистров.

Регистры доноров

Регистры для поиска потенциальных доноров костного мозга начали создаваться в Европе и США еще в 80-х гг. Одними из первых возникли Фонд Энтони Нолана в Англии и Фонд Стефана Морша в Германии.

В настоящее время в некоторых странах существуют национальные регистры, в которых объединены данные различных специализированных организаций. Так, национальный регистр NMDP в США содержит сведения о 9 млн доноров, DKMS в Германии – о 5 млн.

Международный регистр IBMTR объединяет информацию о 20 млн доноров из всех мировых регистров.

В России на данный момент зарегистрировано лишь 43 тысячи потенциальных доноров.

Этого недостаточно для подбора подходящего HLA-типа для каждого больного, нуждающегося в ТКМ. Между тем поиск и привлечение российских доноров в десять с лишним раз дешевле, чем те же действия с использованием международных регистров и доноров-иностранцев. А главное, поиск в национальном регистре экономит время, важное для успешного лечения.

В 2013 году «Русфонд» совместно с Первым Санкт-Петербургским медицинским университетом и рядом других организаций создал Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Он состоит из восьми локальных регистров.

Среди них – Петербургский (на базе НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М.

Горбачевой), Челябинский (Челябинская областная станция переливания крови), Самарский (Самарская областная станция переливания крови), Ростовский (Ростовская областная станция переливания крови), Екатеринбургский (Свердловская областная клиническая больница № 1).

Как сдают костный мозг

Врачи считают, что процедура забора костного мозга у донора намного проще, чем обычное хирургическое вмешательство.

Под общим или эпидуральным наркозом с помощью полой иглы в шприц закачивается небольшая часть костного мозга (это жидкость) из верхнего края тазовых костей.

Обычно приходится делать несколько проколов, чтобы набрать необходимое количество этой жидкости. После этого донор проводит в стационаре около двух дней. 

Фото с сайта bethematch.org

Самым неприятным моментом во всей процедуре забора костного мозга является анестезия, считают врачи. Уровень гемоглобина снижается незначительно. Костный мозг восстанавливается приблизительно месяц. Болезненные ощущения в спине проходят через несколько дней.

Второй способ – получение кроветворных клеток из периферической крови. Предварительно донору дают препарат, «выгоняющий» нужные клетки из костного мозга.

Затем из вены берут кровь, она проходит через прибор, разделяющий ее на компоненты, гемопоэтические стволовые клетки собираются, а остальная кровь возвращается в организм через вену на другой руке. Для отбора нужного количества клеток вся кровь человека должна несколько раз пройти через сепаратор.

Процедура продолжается пять-шесть часов. После нее донор может испытывать симптомы, похожие на недомогание при гриппе: боли в костях и суставах, головные боли, иногда повышение температуры.

Как попасть в регистр

Донором может стать любой человек в возрасте от 18 до 50 лет, если у него не было гепатитов В и С, туберкулеза, малярии, ВИЧ, нет онкологического заболевания или диабета.

Если вы решили стать потенциальным донором костного мозга, то сначала надо сдать 9 мл крови на типирование и подписать соглашение о вступлении в регистр. В случае, если ваш HLA-тип подойдет какому-нибудь больному, нуждающемуся в ТКМ, то вам предложат пройти дополнительные обследования. Безусловно, вы должны будете подтвердить свое согласие выступить в роли донора.

На сайте «Русфонда»  опубликован список лабораторий, где можно сдать кровь, чтобы оказаться в Национальном регистре доноров.

Где в России проводят ТКМ

В России трансплантацию костного мозга проводят всего в нескольких медицинских учреждениях: в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Количество специализированных коек ограничено, как и число квот на бесплатное лечение.

ФНКЦ «Детская гематология, онкология и иммунология» им. Дмитрия Рогачева Миндзрава РФ ежегодно делает до 180 пересадок гемопоэтических стволовых клеток у детей.

Институт детской гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой в Санкт-Петербурге в 2013 году, по данным «Коммерсанта», провел 256 таких процедур по квоте и 10 платных, в 2014 году Минздрав выделил этому учреждению в общей сложности 251 квоту.

В Свердловской областной детской клинической больнице № 1 с 2006 года было сделано немногим более 100 трансплантаций костного мозга, а в Свердловской областной клинической больнице № 1 (для взрослых) на 2015 год было запланировано всего 30 ТКМ.

Что касается количества специализированных коек, то в Институте им. Горбачевой, например, их 60, а в Свердловской областной детской клинической больнице № 1 — 6.

Между тем, по данным благотворительного фонда «Подари жизнь», ежегодно в трансплантации костного мозга в России нуждается не менее 800-1000 детей — не считая взрослых.

Если лечиться за свои деньги, то оплата одного только койко-дня в отделении трансплантации гемопоэтических стволовых клеток института им. Рогачева обойдется как минимум в 38500 рублей.  В целом же стоимость ТКМ в Москве, по данным компании Мед-Коннект, может доходить до 3 миллионов рублей, а в Санкт-Петербурге — до двух миллионов рублей.

За лечение в Германии приходится платить до 210 тысяч евро, а в Израиле — до 240 тысяч долларов. И все это без учета поиска донора в Международном регистре, который выльется еще в 21 тысячу евро. В России этот поиск оплачивают, как правило, благотворительные фонды — такие как «Русфонд», «Подари жизнь», «AdVita».

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/transplantatsiya-kostnogo-mozga-donoru-ne-stoit-boyatsya/

Как стать донором костного мозга и зачем это нужно?

Продать костный мозг москва

С 1 октября 2018 года каждый россиянин может стать донором национального регистра костного мозга. Рассказываем, зачем это нужно и почему не стоит верить мифам о донорстве.

Каждые 20 минут в России один человек узнает о том, что у него заболевание крови. Многие из них можно вылечить с помощью донорства костного мозга. По словам зампреда Правительства РФ Татьяны Голиковой, потребность в трансплантации костного мозга в России сейчас составляет 4214 случаев у взрослых и 900 – у детей.

В 2017 году в России проведено около 400 неродственных пересадок. 

Донорство костного мозга во всем мире базируется на трех обязательных принципах: добровольность, безвозмездность и анонимность. Регистр — вовсе не хранилище костного мозга или стволовых клеток, как представляют некоторые. Это информационная база, банк данных доноров, протипированных по HLA. Вся информация хранится на сервере. Нет никаких замороженных пробирок или пакетов с кровью.

Русфонд

Еще пять лет назад единого национального регистра не существовало: разные медучреждения (станции переливания крови, трансплантационные клиники) создавали собственные регистры потенциальных доноров, в основном на внебюджетные средства. В этих разрозненных базах было в общей сложности около 15 тысяч доноров.

Российский фонд помощи (Русфонд) решил создать единую большую базу доноров костного мозга вместе с Первым Санкт-Петербургским государственным медицинским университетом имени академика Павлова.

Регистр получил имя Васи Перевощикова, который умер от лейкоза в девять лет, потому что ему не смогли найти донора.

Сегодня в российском национальном регистре всего 85 тысяч потенциальных доноров. Для сравнения: в международной базе зарегистрированы 32 млн человек.

Регистр фактически создается силами энтузиастов. Одно типирование обходится в 7 тысяч рублей. Пожертвования – единственный источник финансирования. Регистр имени Васи Перевощикова в России существует на пожертвования от частных граждан и организаций.

Сначала на совместимость проверяют родных братьев и сестер пациента (если они есть). Вероятность совпадения — всего 25%. У отца и матери костный мозг брать нельзя, ведь фенотип родителей совпадает с фенотипом детей всего наполовину.

Этого мало для трансплантации — вероятность успеха очень невелика. Если нет подходящих близких родственников — начинают искать неродственного донора. Сначала — в национальном регистре.

Но база слишком мала и шанс встретить своего «генетического близнеца» 1:10000.

Потому большинство людей вынуждены искать совпадения в международном регистре. Стоимость процесса — 18-30 тысяч евро в европейских странах и 40-50 тысяч долларов — в США.

При этом, в 20–40% поиск в зарубежных регистрах заканчивается неудачей, потому что в схожей этнической группе вероятность найти подходящего донора существенно выше.

России нужен большой национальный регистр с характерными для ее населения фенотипами (в том числе редкими).

Сотрудники регистра связываются с будущим донором, чтобы уточнить, по-прежнему ли он согласен на процедуру. После этого кровь у добровольца берут повторно — проверяют на инфекции и делают контрольное типирование.

Если донор здоров и совпадение полное — он едет в клинику на полное обследование, а затем — на трансплантацию. Донор может выбрать способ донации: забор гемопоэтических стволовых клеток из периферической крови или же непосредственно костного мозга из тазовой кости.

В первом случае процедура займет четыре часа, у человека возьмут кровь из вены, выделят из нее стволовые клетки и вернут обратно. В процессе можно сидеть в кресле и смотреть телевизор. Во время и после забора биоматериала за добровольцем внимательно наблюдают врачи.

По словам гематологов, реабилитация обычно занимает день-два, а некоторым и вовсе не требуется.

Все расходы (лабораторные исследования, полное обследование донора перед донацией, билеты до клиники и обратно, проживание в гостинице и т.д.) оплачиваются, как правило, за счет благотворительных фондов.

Перед трансплантацией донор и реципиент ничего не знают друг о друге, кроме общей информации: пол, возраст, страна проживания и приблизительный вес.

В течение двух лет после трансплантации они могут анонимно передавать друг другу письма через сотрудников национального регистра потенциальных доноров костного мозга.

Только через два года после пересадки, если костный мозг прижился и реципиент выздоровел, они могут познакомиться. При условии, что оба этого захотят.

С 1 октября 2018 года сдать кровь на типирование (нужно всего до 9 мл) можно в любой день в одной из 1200 лабораторий «Инвитро». Для этого нужно просто прийти и заполнить анкету. Вся процедура занимает 15 минут.

Также кровь для типирования можно сдать в НМИЦ гематологии Минздрава России, Ростовской областной станции переливания крови.

В Перми и Пермском крае — в любом офисе сети лабораторий «МедЛабЭкспресс»; в Казани — в Детской республиканской клинической больнице и Межрегиональном клинико-диагностическом центре; в Санкт-Петербурге — в  РосНИИГТ ФМБА России.

1) «Костный мозг — это мозг. Сдавать его опасно и больно».

На самом деле, костный мозг ничего общего не имеет ни со спинным, ни с головным. Он находится внутри тазовых костей, ребер, грудины, костей черепа, в утолщениях на концах длинных трубчатых костей. В нем нет нервных клеток. То есть это по большому счету не мозг.

Это мягкая масса ярко-красного цвета с большим количеством гемопоэтических стволовых клеток, которые нужны для пересадки. Их можно извлечь шприцем из тазовой кости, но чаще клетки выделяют из венозной крови.

Это не больнее и не опаснее, чем обычный забор крови для переливания.

2) «Некоторые, в том числе Президент России, думают, что базу потенциальных доноров костного можно использовать для создания биологического оружия против россиян. Ведь в процессе типирования определяют генетический тип человека».

Изготовить «оружие», нацеленное на конкретный народ, технически невозможно. Отличия русских от европейцев минимальны, в современном мире этносы смешиваются в самых разных причудливых комбинациях. Русские корни есть, например, у Леонардо Ди Каприо, Дэвида Духовны и Стивена Спилберга.

3) Регистр потенциальных доноров костного мозга можно использовать для «черной трансплантологии» органов.

Во-первых, криминальная трансплантология — сама по себе миф. Пересадка почки, сердца или печени требует высокой квалификации специалистов и сложного медицинского оборудования. Далеко не каждый хирург имеет соответствующий опыт и мастерство. Такую операцию невозможно сделать в подвале или незаметно провести в официальной клинике.

Во-вторых, после типирования в регистр заносят лишь код потенциального донора. Персональные данные хранят отдельно, и сопоставить две эти базы посторонний человек не может. Только проверенные сотрудники регистра. Процедура активации донора защищена. Даже лечащий врач пациента, которому нужна трансплантация костного мозга, ищет совпадения в регистре по анонимному коду.

Решение проблем трансплантации костного мозга по сей день в России не стало государственной политикой. Нет закона о донорстве костного мозга (только закон «О донорстве крови и ее компонентов»), первичное типирование почти везде происходит на внебюджетные средства. 

Если в регистре будет хотя бы 500 тысяч человек, половина всех нуждающихся в трансплантации костного мозга российских пациентов смогут подобрать там подходящий вариант. Даже сейчас поиск и активация донора костного мозга в национальном регистре минимум в три раза дешевле, чем в зарубежных базах. Затраты станут еще меньше, если добровольцев будет больше.

Фотографии предоставлены Русфондом.

Источник: https://www.asi.org.ru/article/2018/10/29/kakstatdonoro/

Сила Права
Добавить комментарий